ru | en | de
 Мой Дайвинг Написать письмо админу
myDiving
myDiving

Погружение в Марианскую Бездну

Поездка в Гуам совершенно не планировалась. Я вообще ничего не знал про Гуам, кроме того, что это где-то в Тихом Океане. Очень заманчивую идею понырять на потопленном в годы второй мировой войны японском флоте на атолле Чуук, мне подкинул мой друг, он же ученик Костя. Как мы не мудрили с авиабилетами, в тех краях не летает никто, кроме американской авиакомпании Continental Airlines. На пути к заветной мечте обследовать Микронезию, оказался американский остров Гуам, единственное место во всей округе где самолеты летают по забытым цивилизацией уголкам Тихого Океана.

Транзитная посадка на территории США, которой является остров Гуам , насколько бы мимолетной она не была, все равно требовала получения американской визы, что для гражданина такой страны как Беларусь задача мало реальная. Не знаю почему не доверяют белорусам негры с Бронкса и индейцы различных резерваций. Наверное что-бы не произошло случайного кровесмешения, но визу дали из всей многочисленной группы в минском американском посольстве мне одному. Дали как-то само собой. Пришло человек семьдесят родственников, желающих навестить беглых десидентов и я один единственный турист, кому совсем как туда и не надо. Так мол, пролетом в Микронезию с огромной неохотой вынуждены посетить Дядюшку Сэма и Анкла Бенса.


Посмотрели-покрутили в руках мой паспорт с визами различных “ужасных” стран” где меня вечно носила нелегкая, узнали, что я дайвинг-инструктор и попросили обосновать цель моего визита. Оказалось что вовсе не визита, а транзита. Да еще два раза туда-сюда. Поняв, что угрозы для “триады” нью-йокрского Чайна Тауна я со своей европейской физиономией не представляю и cтрелять бизонов в устье Миссисипи я тоже не буду, визу мне выдали на следующий же день. Самое ужасное оказалось, что насколько легко визу получил я, настолько лихо развернули шестерых приятелей-дайверов из Беларусии, которые собрались поехать со мной. Фактически групповую поездку в Микронезию посольство США сорвало. У московской части нашей туристической группы тоже хватило приключений с американскими визами. Иванову визу не дали по банальной причине. Много, мол вас Ивановых с криминальным прошлым, и может вы тот самый Сидоров. Мы не в состоянии всех Ивановых проверить.

Во-о-от если бы вы были например Гегельштольц или Зиммерблюм!!! Вот тогда бы мы не опасались ни за бизонов, ни за нетронутых индейских скво. Те кому повезло с документами решили, что раз уж визы все-таки дали, то американцы одной кратковременной транзитной посадкой не отделаются. Нужно остаться в США как минимум на неделю и мы оперативно подкорректировали маршрут поездки. В общем, изрядно пощипаная беспощадной родиной Майкла Джексона, наша дайверская группа с огромным перевесом багажа, в один из благодатных дней совершила посадку на одинокий остров в Тихом Океане. От Москвы нас отделяло 12 часов перелета с одной пересадкой.



На обратном пути с Трук Лагуны мы прибыли в Гуам, чтобы совершить здесь погружения с аквалангом и посмотреть один из самых больших островов Микронезии. Треть острова Гуам занимают американские военные базы. Весь остров пропитан духом патриотизма и престижа службы в армии. Кругом люди в мешковатой форме цвета хаки. Даже девчонки. Но лучше бы они носили каблуки и мини. Десяток минут, и мы уже расселялись по своим отелям в городке Тумон. Еще с Чуука мы списались по интернету с японским инструктором по дайвингу Секи, который уже пять лет живет в Гуаме, где главные дайверы- туристы из Страны Восходящего Солнца. На Гуаме целых 17 дайвинг-центров, но на мои инструкторские запросы почти никто не отвечал. Сначала я подумал, что в Гуаме не любят белорусов. Дело оказалось в другом. Практически все центры в Гуаме тоже японские. И наверное не все работники выучили английский. Слава богу хоть Секи выучил. И пригласил. Гуляем по Гуаму.

Кругом кривые ножки японских туристок. Еще бы. От Гуама до Калифорнии 4500 км, а до Японии всего три часа лету. Все магазины японские. В ресторанах одни японцы. На каждом углу – снова японцы. Слава богу цены не в японских йенах, а в нормальных, но ужасно затертых долларах. На Украине такие не принимают. Рано утром по прилету, в холле гостиницы Марриот, нас встретил огромный микроавтобус “Ford”. Мы забросили свои, еще толком не высохшие после Трука дайверские пожитки и поехали в гости к Секи. Именно так и должен выглядеть в моем понимании образцовый дайвинг-центр. Прямо на первом этаже американской многоэтажной гостиницы, у самого бассейна с множеством лежаков. Отличный спуск к лагуне. Все рядом.



Мы заполнили обычные PADI формы … на японском языке. Снова сели в автобус и покатились на западное побережье в сторону порта. Поспать после перелета толком не удалось, поскольку мы экономили время и спешили как следует понырять в Гуаме. Мимо проносились огромные отели Тумона. Потом – шикарная автострада с салонами Dodge, Ford, Harley Davidson и прочими иконами Америки. Через полчасика наш автобус подрулил к порту у города Пити. Пронеслись мимо шлагбаума военной базы. Потом повернули в какую то прорытую канаву, где нас ждал пластиковый катер, отлично подходящий не только для дайвинга, но и для рыбалки. К судну подъехали еще несколько машин с дайверами из других центров. Долго ждали пропавшего куда то шкипера. Потом взревели дизеля и катер, попетляв по затокам, выбрался на простор территории порта. Рядом разгружались сухогрузы, стояли танкеры и носились надувные катера американской береговой охраны. Слева разгружался огромный американский военный транспортный корабль. Длиной метров двести…

Прямо на якорной стоянке покоился американский авианосец. Мы преодолели акваторию порта и через пролив, вырвались на океанский простор. Слева возвышались огромные скалы и каньены острова. У самой отвесной стены высокой скалы катер попытался пришвартоваться. Рядом на волнах качался такой же катер с какой то бешеной перебинтованой японкой за штурвалом. Японка неистово запрыгала по палубе всех приветствуя и швырнула петлю швартового каната метров на двадцать. Наш шкипер поймал швартовый и лихо завязал специальный узел. Секи на брифинге на заумном английском с окончаниями на “у”, рассказал о том, что мы будем погружаться в сквозной колодец Blue Hole. Вход в него на 16 метрах у старого якоря, метра два с половиной размером, выход на сорока метрах. Чайников туда не пустили, Сам Секи с ними остался повыше, нежно поплавать за руку с наверное прекрасной (для его восприятия) японкой, а мы пошли вниз. Шаг в воду. Погружаемся по тросу. Более синей, почти сиреневой, прозрачной воды я не видел нигде. Кажется, что видно метров на двести.


Прямо в гранитном плато зияла огромная дыра подводного колодца. Входим в вертикальную пещеру. Включаем “ксенон”. Несколько минут летим в чарующую бездну. Внизу голубой выход. Зависаю на отметке 40, жду остальных. Из темноты появляются ребята. Проныриваем арку и поворачиваем налево. Под нами отвесные гранитные скалы уходят в бездну легендарной Марианской Впадины. Мимо проплывает одинокий наполеон. “Чайники” с Секи болтаются где-то наверху. Взгляд ищет внизу дно. А его нет. Есть только безна и отвесный гладкий гранит. Всплываем помельче. Парим над каменным плато. Скользим над гранитным дном на глубине метров шестнадцати. Ярко светит солнце. Где то справа над головой бушует у скал пенный прибой. Зрелище невиданное, поскольку прозрачность воды просто невероятная. Течение постоянно сильно меняется - минуты две несет вперед, потом две минуты обратно. Марианская впадина дышит. Подходим к тросу, ведущему на корабль. Компьютеры “Suunto” созданные в стране “Lordi” и Расмуса как всегда издеваются над моими инструкторскими нервами. Рекомендуют 40 мин декомпрессии. Говорят что алгоритм под музыку “Appocaliptica” для этой фирмы сочинили соседние эстонцы, хорошо знающие толк в медленном всплытии и декомпрессионных остановках. Мой “горячий” швейцарский “Уватек” показал всего 14 минут остановки. По нажитой на Труке привычке все “слушали” мой старенький “Aladin Air2“. Секи уже поднял всех остальных на корабль и на всякий случай плавал рядом по поверхности. Надуваем жилеты и болтаемся на иссиня-фиолетовой поверхности Тихого Океана. Снимаем ремни, потом ласты и вылазим на палубу нашего катера.

Секи тут же спрашивает, куда мы желаем нырнуть второй раз. Тут же рассказал, что сегодня идут стрельбы на военной базе и нам рекомендованно уйти в порт для погружения на старый японский танкер. Взревели дизеля, окутав океан густым черным дымом и мы устремляемся в порт. Через минут пятнадцать катер подошел к столпотворению из шести маленьких катеров. Там и здесь всплывают японские дайверы. Кто-то пытается уйти под воду. Кто-то только что всплыл, потеряв друг-друга. Просто какая-то японская каша.
Наш катер поболтался рядом минут двадцать, пока не кинул якорь. На новом дайвсайте мы оказались снова с японской «гром-бабой» с перевязанной ногой, лихо управлявшейся с канатами и веревками болтающейся на волнах посудины. Сама себе и капитан, и матрос и инструктор. И жнец и жрец и на волнах игрец. Надеваем снаряжение и по канату уходим на глубину. Видимость в порту, конечно не такая хорошая, как в открытом океане. Метров двадцать. Зато рыбы побольше. Коралловые губки появились, ранее мной нигде не встречаемые. Cеки нас сначала пытался сопровождать по затонувшему кораблю сам, но потом закрутился с японскими девченками. Я показал сигнал, что пойдем вперед сами и как зайцы, полетели «cкакать» по танкеру.


После погружения на Трук Лагун, мы нашли что-то совсем родное и знакомое, ставшее для нас более привычным, чем просто плавание в открытом океане. В 105 метровом судне, покоящемся на «детской» глубине 26 метров не было ни одной дырки, куда бы мы не засунули свой нос или свой фонарик. Безымянный японский танкер ушел под воду прямо на своей якорной стоянке, затопленный самими японцами накануне захвата Гуама в 1944 году. Желтокожие пацаны открыли кингстоны и судно абсолютно исправным притаилось на дне порта. Второй такой же танкер лежит прямо посреди порта, но уже поглубже – на 45 метрах. Его потопили торпедой. Пока мы блуждали по огромной стальной пасудине и лазили по ее помещениям, я нашел кучу 12мм боеприпасов, беспорядочно россыпанных по всему судну. На поверхности взревели дизеля нашего катера и он поменял район стоянки. Секи нашелся быстро среди беспорядочной толпы прочих японских дайверов. Гасим свои «ксеноны». Инструктор инструктора всегда видит по снаряжению, по движениям ласт, по положнению рук, по взгляду.

 Даже по силуэту. Берем немного влево. Танкер исчезает из виду, зато появляется холм, заваленный всяким портовым мусором, трубами и появляются косяки местных рыбёх. Минут двадцать лазиим по портовому дну и всей группой всплываем. Выходим на катер. Секи сделал комплимент, что впервые в своей жизни ныряет с класными дайверами из России. Еще больше вопросов вызвало новоe для него слово - Беларусь. Но он слышал, что лет семь назад с кем то из его знакомых ныряли какие то бородатые русские, были вечно под шафе, ругались, были вечно чем то недовольны и оставили о себе впечатление ужасное. Какие то оказались путешественники на старой раздолбанной яхте. Но мы очень понравились, к тому же очень самостоятельные. Далее в диалог вступил американский капитан, который поверг меня в ступор свои вопросом. А Россия это где? В Европе? Мне стало смешно. У нас в Белорусии, где по всем каналам телевиденья критикуется США как главный враг и виновник всех белорусских бед, лично Хуго Чавеса и его друзей, cами американцы не только никогда не слышали про какую-то Беларусь, но даже не знают в какой стороне находится соседняя Россия. Наш катер причалил через полчасика на свой стоянке. Мы выгрузили снаряжение. Поместили его обратно в наш безразмерный «Ford» и покатили обратно в Тумон.


Вечером мы пошли гулять по тумонским магазинам. Первым делом накупили пива «Budwaiser» в К-маркете, присели у столика насладиться напитком, как тут же к нам подбежали американцы и сказали, что вызовут полицию если мы не прекратим распитие. Я давно так быстро не пил. Залпом. Я лет десять как был уже обсолютно равнодушен к шоппингу, но когда попал в американские магазины, оказался смертельно поражен покупательской истерией. Мы бросились покупать практически все подряд. Рук просто не хватало. Хотелось купить буквально все. Сначала я банально ходил по магазинам, куда пробрались бесполые и «голубые» итальянские бренды типа «Дольче Кабаны» и «Грузины-Армяне», но когда я увидел настоящие американские кроссовки Wrangler со стальным носком … по 21$, я начал терять и дар речи и самообладание. Да у нас в Белоруси даже «made in белораша» стоят втрое дороже. Cхватившись сначала за сердце, затем за кошелек, мы дружно стали яростно скупать серферские шорты O'Neil, очки Oakley, майки «Choppers» и «Harley Davidson». Если бы не плата за перевес, я бы потащил домой зеркальные автомобильные хромированные диски 21' «за пять копеек» и микроволновую печь за 40 долларов. Следующее мое потрясение было в автосалоне. Пошел я утром прогуляться по окраинам Тумона.

Зашел в любимый Crysler и долго не мог вылезти из из светло зеленого Dodge Daytona. Тело не вставало. Всё это сокровище за 35 000 обыкновенных американских долларов. А если перевести в Евро и того дешевле. Причем уже во всем фарше и на двадцатидюймовых хромированных дисках. В следующем салоне очередной “кондратий” меня схватил у Ford GT с раздвижными вместе с крышей дверями. Ferrari с гулким стоном “отдыхает”. В следующем салоне продавались “японцы” Nissan. Я забрался за руль минивэна Nissan Quest. Подошел менеджер-филлипинец. Машина новенькая в целлофане. Дал ключи. Завел. Порычал. Прокатился. Классно. Потом возник вопрос о цене - 26 000 долларов. Да за такие деньги соседи украинцы где нибудь в Одессе ездят на “дровах” да “табуретках”. Их там Ющенко с Януковичем пошлинами задушили, словно Решилье гугенотов. Следующий вопрос менеджера поверг меня в шок.



- Ты – говорит – случайно не военный? - Нет- отвечаю я, а что, похож?” - У нас для военных скидки 4000$ Меня охватил тихий ужас. Да у нас в Минске на Комаровке на гнилой огурец скидку не дают. Я оценил, почему в США так престижно служить в армии и так непристижно служить у нас. На следующий день мы решили взять напрокат автомобиль и прокатиться по самому большому острову Микронезии. Так мы и сделали. Машину взяли Shevi Aveo. “Нормальных” американских не было. Заправили машину чем-то очень дешевым, что в Америке называется газолин. На эти деньги в Беларуси можно заправить только мопед. Взяли и поехали. Куда глаза глядят. Понеслись по чудным хайвеям, которые почему то не плавятся от жаркого солнца. Никто по Америке не носится как идиот с дикой скоростью. В городах движение регламентировано не быстрее 25 миль в час (чуть более 40км/час). Поедешь быстрее- за вам погонится негритос на полицейской машине с очень громкой светомузыкой. За городом можно ездить побыстрее – 55 миль в час.

Мы долго искали въезд на горный утес. Нам открылся потрясающий вид на Тумонскую бухту. Под нами располагалось жуткое ущелье, на вершине которого на обрыве построена смотровая площадка с телескопом. На ограждении японские туристы навешали всевозможных замочков и записок. У них есть какой-то обычай, суть которого постигнуть не удалось. Полюбовавшись потрясающим видом с высоты самолета, мы снова двинулись в путь. Проезжая мимо магазина дайверского оборудования, решили притормозить. В первом магазине мне отказались что либо продать, объяснив что они торгуют только оптом, чем крепко оозадачили. Неужели такое бывает. Чо торговать то взялись? Дикарис! Чаморы законопослушные. Уж очень хотелось накупить зеленых шлангов для оборудования. Не продали. Я потихоньку начал ненавидеть Америку. Зашли в другой магазин.



Здесь в основном продавались подводнные ружья и прочая итальянщина, которой полно и в Европе. Ничего японского или даже американского я не обнаружил, и цены оказались совсем не сказочными. Моя мечта купить в стране-производителе новые ласты Atomic Splitfin провалилась. Сели и покатились дальше. Взлетели куда то в горы. Достигли самой западной части острова Гуам – с видом на остров Кокос. Там, говорят притаился на дне корабль со странным сказочным названием Манильский Галлеон, Обязательно как-нибудь нырнем здесь в следующий раз. Заехали на смотровую площадку с португальскими орудиями. Здесь в бухте швартовались галлеоны португальцев и испанцев. Возможно здесь и побывал знаментый всем школьникам Васька Де Гама, который каким то образом во всем Тихом океане вдруг набрел на Гуам с населяющими его дикими людоедами чаморро, воюющими зазубренными палками.

Наверное у Васьки уже тогда в ноутбуке стоял google.map Уж очень лихо удавалось ему находить затерянные земли и острова. Заодно посмотрели на то, как живут американцы, которые не пожелали селиться в городе. К нашему удивлению никто там не строит таких многоэтажных смешных “курятников” с башнями и фортификационными заборами, как на окраинах Минска. Все скромно, красиво, гармонично с природой и как правило, не выше одного этажа. Зато у всех такие красивые пикапы и джипы на огромных зеркальных хромированных дисках. А из старых джипов делают этакие гигантские игрушки на огромных колесах для поездок в супермаркет. Видели бы вы, как местные девченки туда забираются с авоськами. Сначала все закидывают покупки, как мяч вверх, а потом сами корячатся, сверкая кружевными трусами. Вершиной нашего путешествия на четырех колесах стали водопады Talafofo. Мы долго искали нужный поворот. Даже побывали в сельском американском магазине и рискнули выпить пива под развевающимся американским флагом. Наконец доехали. Рядом бушевал Тихий Океан.


Именно в этом месте на дне находится потопленный в 1944 году японский карго с аммуницией. Это ближайшая точка Гуама к самому глубокому месту Океана- легендарной Марианской Впадине. К побережью не пробраться. Штормит. Очень красивое место. Везде объявления о продаже земли. Недорого. Как в украинской Оленевке. 2000-3000 долларов сотка. Но это же цветущий остров-курорт Гуам с бананами и кокосами вокруг, а не пустынный дикий Крым с верблюжьими колючками. и летающей повсеместно туалетной бумагой. Наконец мы нашли нужное место. Среди джунглей современные чаморы построили настоящий парк с собственной узкоколейкой, аттракционами и канатной дорогой. Мы с огромным удовольствием, чуть усталые, побродили вокруг водопадов. В заводи плескались карпы и жирные утки, наверное откормненные биг-маками. Полазили по канатным мостам как в вестернах, через которые индейцы перевозят на мустангах поперек седла бедных бледнолицых.

Далее мы забрели в местный музей истории Гуама. В стеклянных экспозициях замерли мореходы Васьки Де Гамы, обнаженные чамморо, первые миссионеры, японское иго и торжественное освобождение острова добродеятельными американскими военными. Далее мое внимание привлекла вывеска с неожиданным содержанием. Мало кто когда нибудь до чтения моей стватьи слышал о Гуаме, но эту историю знаю наверное все. Помните белорусский анекдот. Ночью стучат в дверь. Старая бабка крестится и со свечкой открывает замок. На пороге стоят партизаны. -
Бабка! В деревне немцы есть? - Да нет, сынок, двадцать лет как война закончилась. Так вот здесь то на Талафофо и находится главная достопримечательность Гуама – скромная пещерка. В 1972 году двое американских охотников поймали в сети японского солдата, рядового армии Микадо, Юкои. Этот перец выкопал себе пещерку у склада с боеприпасами в райском уголке. Ловил карпов и уток у водопада, околачивал какосы и папайю, а так же двадцать восемь лет подряд минировал дороги и постреливал из кустов американцев. Национального героя и славного партизана Японии, Юкои не расстреляли на месте, как террориста, а с почестями отправили в страну восходящего Солнца смотреть телевизор Панасоник. Но помоему, свои лучшие годы японский дед все таки провел наедине с природой на боевом посту. А нашим белорусским партизанам с климатом явно не повезло. По пути с водопадов мы случайно заехали на чью-то фазенду, где во дворе вместе с тракторами стояла ржавая японская гаубица времен второй мировой войны и танк Isuzu Model 97.


Такие мы встречали в большом количестве на потопленных транспортных судах на Трук Лагун в другом конце Микронезии. Утром следующего дня за нами снова заехал огромный Ford и Секи-сан за рулем. На этот день боевые стрельбы на побережье закончились и можно было посетить один из самых красивых подводных каньенов. Снова взревели дизеля нашего катера и кораблик вырвался на бекрайний океанский простор. Собираем снаряжение. В аллюминиевых баллонах стандартные 200 атмосфер. Швартуемся у огромного якоря на дне. У Секи своя работа с чайниками. Мы как всегда идем на максимально реальные 40 метров. Вроде бы и хочется сходить поглубже. Марианская впадина как- никак. Спускаемся последними, по канату. На дне лежит огромный якорь. Сайт называется Blue Canyon.

Проходим на глубину метров 25. Прозрачность невероятная. Где то наверху зависает Секи и показывает рукой направление, где его встретить. Падаем в провал каньена и зависаем на сорока метрах как вертолеты. Можно конечно падать и глубже. Чайники любят ползать по дну. Но профи знают, что сверху всегда видно больше чем снизу. Парим в сиреневой бездне самых глубоких мест мирового океана. В проломе каньёна лежит огромный кусок скалы. Идем налево по каньену и выходим на жуткий отвесный обрыв, которому нет ни конца, ни края. Под нами бесконечная бездна, окруженная самой прозрачной океанской водой. На обрыве скромно зацепилась одинокая горгония. Двигаемся на сорока метрах, заглядывая в гроты и небольшие пещеры. Место потрясающее по энергетике. Чувствуется как дышит глубина. Отвесная скала вверх и вниз. Из-за поворота показывается рыба-наполеон, которая хлопая себя плавниками по щекам, скрывается за выступом скалы.


Смотрю на компьютер и манометр. Пора возвращаться. Чуть всплываем и двигаемся обратно. Слышу грохот шейкера Секи. Молодец. Доверяй, но проверяй- про народ не забывай! Отвечаю “спартак-чемпион” и возвращаемся с обрыва в каньен. Секи и его группы не видно, но по поднимающимся пузырям из-за горы понятно его нахождение. Постучал шейкером еще раз- “вижу”.
Глядя на компютеры, медленно поднимаемся по склону. Внизу остается самый красивый в моей жизни каньен. Эх, рыбы еще бы напустить, как в Омане и можно было бы смело переезжать к Секи-сан помогать работать в дайвинг-центр. Даже японский выучил бы. Компьютер поет свою строгую песню безопасности. Как всегда “суунто” ребят казнит сидеть более сорока минут декомпрессии. Поэтому руководствуемся алгоритмом Uwatec. Все таки шестнадцать минут поприятнее висеть. К тому же весь корабль ждет пока эти странные русские, появившееся с Трук Лагун, наныряются. Отвисев положенную компьютером повинность, мы поднялись на борт.

Быстро перекинули баллоны на новые. Секи поинтересовался куда мы хотим сделать следующее погружение. Мы даже не совещались. Конечно же на легендарные Cormoran и Tokai Maru. Катер снова направился обратно в порт. По пути капитан организовал троллинг и под визги счастливых потрясенных японцев поймал барракуду кило на потора. Бьющейся в истерике рыбине треснули по голове крюком от багра и положили в переносной холодильник со льдом. Минут через двадцать мы остановились у старого бакена. Именно это место является самым уникальным для погружения в Гуаме. В далеком 1917 году во времена первой мировой войны, датский военный корабль вспомогательного назначения, под германским флагом был затоплен экипажем прямо на якорной стоянке. Через 26 лет, в 1943 году на этом же месте американской торпедой, выпущенной с подводной лодки был потоплен японский транспорт Tokai Maru.


Корабль стремительно ушел на дно попав прямо на лежащий на правом боку Cormoran. Через час после первого погружения на каньене, уходим по тросу на Токай Мару. Японец стоит на ровном киле на глубине 33 метра. Корабль большой, поэтому до палубных надстроек всего метров пятнадцать. Включаем “ксеноны”. Сердце радостно забилось. История Трук Лагун в продолжении. Секи уже понял, что за нами по кораблям гоняться бесполезно. Тем более что его группа сплошь японская и суперосторожная. Это их национальнная черта. Увидев подводное “железо” мы рванули вперед, буквально везде залезли на Токай Мару, побывали внутри, на мостике, прошли вдоль стального борта пока не подплыли к буквально уткнувшемуся вбок гиганта, кораблю поменьше. Это был Cormoran.


http://www.youtube.com/watch?v=PmfW4puxeOo

Несмотря на немецкую принадлежность, судно в свое время успело походить под российским имераторским флагом. Глубина 25 метров. Находим огромный пролом в палубе и уходим вовнутрь. Дорогу преграждают огромные палубные балки.


Уходим в темноту к самому дну судна. Корабль ушел под воду пустым, без всякого груза. Проходим судно насквозь от кормы до бака, выходим обратно к рубке капитана. Здесь находится сосредоточение лебедок, спутавшихся канатов и тросов. Подходит двадцать пятая минута нашего погружения, очень хочется досконально обследовать оба корабля, но наши компьютеры уже взбесились после первого погружения. Причем это еще мягко сказано. Ошибочка вышла с планированием погружения. Причем не совсем наша. Мы же в гостях! Пришлось галопом пронестись обратно по двум кораблям. Пора всплывать. Находим канат бакена, заметив изумление на лице болтающегося рядом Секи.

Японец все время недоумевал- как русские в новых местах безошибочно всегда находят трос своего катера, когда рядом швартуется куча других. Японцы все еще ползают над палубой родного Токай Мару, а мы, осмотрев сразу два судна внутри и снаружи, безнадежно долго висим на декомпрессии. Знал бы, поискали бы найтрокс. На Гуаме с найтраксом такая же беда, как и на Труке. Наш дайвинг на Гуаме подошел к концу. Знаменитых гуамских хаммерхедов мы не увидели. Сезон однако. Точнее несезон. Май. Вода 34С. Компьютер унимается с рекомендациями и мы, поднимаемся на борт. Уникальнейшее место. Как в рекламе - два в одном. В дайвинг-центре мы промыли свое снаряжение, заполнили книжки учета погружений и приказали Секи ждать нас снова в гости. Мест на Гуаме ненырянных осталось немеренно. Остров находится на географической границе Филлипинского моря и Тихого океана.


Подводный мир северной стороны достаточно беден и скалист, на южном- другие разновидности тихоокеанских рыб и больше кораллов. Для досконального исследования мест дайвинга Гуама нужен отдельный катер. В том числе и для самого погружения на географической Марианской Впадине, находящейся в нескольких десятках километров на юг от острова. Вечерком мы завалили поужинать в подводный парк UnderWaterWorld. Первый этаж представляет собой огромный виниловый аквариум с большими живыми рыбами, среди которых плавают аквалангистки и веселят туристов. В аквариуме собраны все тихоокеанские крупные рыбы. Здесь все виды рифовых акул, няньки, зебры и даже трехметровая акула гитара. Здесь же на дне лежит … японский истребитель Zero Fighter. Крутой wreck для … аквариума. Любознательные японские туристы ходят с эдакими чудесами конструкторской мысли и слушают рассказы о разных рыбах, проживающих здесь, приложив чудо техники к уху. Тут же под проплывающей акулой можно выпить коктейль или наесться мороженого. На втором этаже здания разместились аквариумы с живностью поменьше. Ядовитые кубомедузы, наутилусы, осьминоги, мелкая рыба.


Ну а на третьем этаже можно в ресторане отведать несчастных родственников обитателей аквариума, заботливо приготовленых местными чаморами за скромное количество американских долларов. Хотя собственно UnderWaterWorld оказался самым дорогим рестораном Тумона. Выпили напоследок по бутылочке вина. Нужно обладать огромным желудком и несметной фантазией что бы что либо съесть на сумму дороже пятнадцати долларов. Америка произвела огромное впечатление. А ведь ради таких ярких моментов мы и живём!



Календарь
Дайвинг - рейтинг DIVEtop WebDive. Top100 Рейтинг сайтов
Голосовать за этот сайт в рейтинге DIVEtop.ru :