ru | en | de
 Мой Дайвинг Написать письмо админу
myDiving
myDiving

В Норвегию нас пригласила молодая российская актриса Ксения Каталымова, которая училась у меня дайвингу на Мальдивских островах. Вернувшись в Москву, она решила приобщить к подводному плаванию и мужа. Недолго думая, я предложил им приехать в гости на белорусские озера, но несмотря на то, что я, как мог, расписал все прелести отдыха на наших чистых, как слеза, озерах, муж Ксении, Ханс категорически отказался ехать, выдвинув встречное предложение понырять у него на родине – в Норвегии. Так что мы погрузили все необходимое снаряжение в багажник нашего минивэна и выехали штурмовать холодную Скандинавию. 

Наш маршрут пролегал по Беларуси, Литве, Латвии и Швеции, включая паромную переправу Рига – Стокгольм. Груженные аквалангами, в 7 утра мы выехали из Минска и уже в 9:00 благополучно пересекли границу Литвы. 
Белое пятно Белорусии на нашем GPS сменилась настоящей картой с дорогами и улицами. Мы стремительно пролетели Вильно, разрезав город попрек словно сыр и устремились к первой точке нашего пути - Латвии. Дорога из Вильнюса в Ригу оказалась достаточно легкой и можно было спокойно ехать, включив круиз-контроль. В 14:00 мы уже пересекли реку Даугаву, проехали Рижский мост и притормозили у здания Рижского порта, где швартовался красавец- парусник и наш паром Tallink. 



В Риге я оказался первый раз, у нас было время и автомобиль под боком, что бы посмотреть город, что мы и сделали, начав осмотр достопримечательностей 
со старой площади города. На самом красивом месте оказался музей, посещение которого мы игнорировали, потому что даже его название веяло жлобством каких-то умников из местного правительства, сделавшим карьеру и срубивших на этом деньги. Черное здание называлось "Музей Русской Аккупации". 
А почему тогда нет музея "Монголо-татарской или прусской аккупации", наверное деньги кончились. 
Мы посетили великолепные готические костелы Риги, посмотрели на уникальные творения зодчих, посмотрели Домский Собор. 



К сожалению, времени было у нас немного и в 17:00 мы уже въехали на наш паром, следующий в Стокхольм. Что очень удивило, при пасадкеу нас дае паспортов не спросили. Мелочь, но сразу почувствовал себя свободным человеком. Европецем. И это на следующий день после шаринья милиции по карманам на День Независимоти Беларуси во время парада в Минске. Так что впечатления были контрастны. Езжай куда хочешь. Свобода. 
Машину моряки закрепили колодками на палубе внутреннего трюма. Мы забрали свои вещи и поднялись на лифте в собственную корабельную каюту. 



Побросав чемоданы у нас была прекрасная возможность подняться на 8 этаж судна и взглянуть на Ригу сверху. Заработали моторы и огромный корабль отшвартовался от рижского побережья. На палубе собрались практически все пассажиры. Было холодно, ветер и над нами летали чайки. 
Сам корабль, как оказалось, был просто паромом. На его борту функцианирует duty-free, несколько баров, рестораны, две дискотеки, магазины, детская комната, даже есть джакузи и сауны. 
Спать легли мы поздно ночью поле шикарной развлекательной программы с концертом и конкурсами на сцене огромного ресторана. 
Утром паром уже пересек Балтийское море и вальяжно шел по одному из фьердов, ведущему к притаившемуся в его недрах Стокхольму. 
В 11 утра мы перегрузили наши чемоданы обратно в минивэн и выскочили из недр парома на асфальт порта Стокхольма. 

Приключения начались, когда мы выехали на первый отрезок пути по Скандинавии. Оказалось, что попасть из Стокгольма в Осло – большая проблема, потому что там отсутствуют «вменяемые» указатели. Те, которые были обнаружены, отправляют автомобилистов в обход, на 500 км в сторону. На самом же деле расстояние от столицы Швеции до столицы Норвегии небольшое, приблизительно 400 км. Хорошо, что мы еще в Беларуси запаслись картой, по которой я буквально военным курвиметром вымерял самый короткий путь и навгатор GPS. 


Дополнительная сложность заключалась в том, что мы долго колесили по самому Стокгольму в поисках нужного выезда из города. Если в Минске, Москве или Санкт-Петербурге улицы прямые и ориентироваться легко, то в Стокгольме все крутится-вертится. В конце концов выехали в нужном направлении и тут же оказались свидетелями необычного автопробега – по дороге двигалась колонна раритетных американских автомобилей. 



Первая мысль была такой: неужели все шведы ездят на таких колымагах? Позже выяснилось, что именно в этот день в Швеции проходил фестиваль, на который съехались редкие машины со всей Европы. Потрясающая картина! 



Осло встретил нас… туннелем. Что делать, заезжаем, пролетаем по нему и «выныриваем»… на другом конце, оставив Осло, под которым мы ехали все это время, далеко сзади. Разобрались, в чем дело, только на обратном пути, когда захотели посмотреть город. У аэропорта Осло мы встретились с прилетевшей с Питера Ксенией и Хансом. Пора двигаемся к морю! А до западного побережья еще километров 400 мимо олимпийского Лилли Хаммера, на побережье Северного моря. Мало того, что предстояло ехать ночью, так еще и каждые десять километров становилось все холоднее и холоднее. По ночам я предпочитаю не ездить, но выбора не было, поэтому, собрав всю волю в кулак, мужественно продолжаем путь. Время – ближе к полуночи. Час ночи, два, три... А темнее не становится! «Белые ночи» – все видно, как днем, и спать совершенно не хочется. Тем более что за «бортом» начиналось все самое необычное: дорога стала петлять, появились жутковатые горы и устрашающего вида скалы со снежными вершинами, бурные реки с настоящими порогами – такие умопомрачительные пейзажи я раньше видел только в кино. Ощущение сюрреализма усиливали лоси и олени, то и дело переходящие дорогу с невозмутимым спокойствием. Я удивился, почему на прибалтийских и шведских дорогах их не было, хотя лес по обочинам был не менее диким, чем норвежский. Ответ лежал на поверхности: в отличие от Литвы или Швеции, где все леса огорожены проволочным забором, в Норвегии дикие животные могут безбоязненно разгуливать, где им заблагорассудится. Так что заборы вдоль трасс нужны для того, чтобы животные не создавали аварийных ситуаций на дорогах, а не для того, чтобы простые белорусские дайверы не смогли сбегать в лес «за грибами». 

Следует сказать, что правительство Норвегии вкладывает немалые средства в развитие дороги в этой местности, потому что большая часть населения живет не в столице, а как раз в практически не тронутых цивилизацией местах, где потрясающие пейзажи и невероятная природа. 
Тем временем по прекрасно обустроенным дорогам мы поднялись примерно на 2 500 метров над уровнем моря. И остановились, чтобы перед спуском в подземный туннель продолжительностью 5 км и наклоном в 40º, получить от Ханса в прямом смысле слова жизненно необходимые инструкции. Дело в том, что именно здесь "попадаются" очень много водителей-иностранцев, которые не знают: с самого начала нужно переключиться на пониженную передачу, потому что тормозить по обыкновению, обычными тормозами будет невозможно. Сгорят тормозные колодки. 
И даже мотор еле-еле справляется с этой задачей. И вот мы въезжаем в туннель по всем правилам. На спидометре – 20, потом 30, потом 40, 50, 60… Думаю, сейчас разгонимся до 120 – и все, прости-прощай. Пока мысленно прощался с жизнью, мы благополучно выскочили с другой стороны и сразу оказались под невероятным горным водопадом. 

Второй такой туннель, протяженностью более 5км, проходил на глубине 80м под водой фьерда. Все это впечатляет неимоверно, и Норвегия – едва ли не самая красивая страна, где автомобильные путешествия доставляют массу острых ощущений и ни с чем не сравнимое эстетическое удовольствие. 
К счастью, ночные «гонки с препятствиями» закончились благополучно. Впереди еще одна небольшая паромная переправа. Кстати, даже на небольшом пароме, который ходит строго по расписанию, независимо от того, одна машина заезжает на борт или сто, можно полноценно отдохнуть в большом зале с удобными креслами – выпить кофе, съесть бутерброд, посмотреть телевизор или проверить электронную почту. Через 45 минут переправы с комфортом оказываемся на другом берегу фьорда, откуда выходим на финишный отрезок, который, правда, стал самым трудным. Та часть пути, которую мы уже преодолели, казалась мне невообразимой сложной, слишком извилистой и я честно не понимал, как нам вообще удалось без потерь ее преодолеть. Однако, как выяснилось, оставшийся позади участок дороги по сравнению с предстоящим был проспектом Победителей, по которому я ехал один по двум полосам. 

С этой стороны фьорда такое понятие, как полосность движения, отсутствовало напрочь, и складывалось ощущение, что вся дорога – один сплошной поворот. Перед тем, как повернуть, водитель должен помигать фарами, чтобы тот водитель, который едет навстречу, увидел, что где-то здесь крадется другой автомобиль. Для того чтобы две машины могли разъехаться, по краям дороги сделаны небольшие площадки. Впрочем, несмотря на все площадки и правило мигать и сигналить, убиться на такой дороге – плевое дело. Особый разговор о туннелях. Часто бывает так, что в туннель не заехать – оттуда на тебя смотрит стадо овец (будущие знаменитые свитера из норвежской шерсти), и приходится подолгу ждать, пока дорога освободится. 


Так или иначе, мы наконец-то прибываем к месту назначения, небольшому городку Бременгер на берегу, через пару километров от которого – открытое море. Наш домик – небольшой, скромный и донельзя норвежский – практически ничем не выделяется среди других домов, как и пришвартованная рядом яхта. В Норвегии в принципе не принято выделятся домом или машиной: все постройки одинаковые, автомобили отличаются разве что цветом. Если вдруг какой-нибудь норвежец решит построить роскошный особняк и припарковать возле него лимузин, бдительные соседи запросто могут попросить налоговые органы проинспектировать нескромного соседа на предмет уплаты налогов. 
Наверное, еще больше, чем простота норвежского быта, нас поразили норвежцы… с черным цветом кожи. Норвежские власти проводят политику помощи беженцам, но выходцы из африканских стран, как правило, не работают, живут на пособие и занимаются, мягко говоря, не совсем законными промыслами , а более им привычными делами- ворют велики и торгуют наркотиками. 

Неудивительно, что норвежцы не очень рады такому соседству. 
На следующий день мы наконец-то отправились нырять с аквалангом. Температура воздуха – приблизительно 15 градусов выше нуля, вода – градусов 7. Поэтому первое и самое главное впечатление от дайвинга в Северном море – холод, от которого ничего не спасает: какой костюм ни надевай, согреться в принципе невозможно. Без преувеличения, все наши погружения находились за пределами человеческих возможностей и были совершены исключительно на чистой силе воли. В это время на пляже местные жители со счастливыми лицами – июль, лето в самом разгаре – загорают и купаются! И тут я понял, что значит «характер нордический». То, что для нас дикий холод, для нордических людей – приятная жара. 


Местные белокурые красотки загорают на пляжах под зонтиками и в бикини... 
Ну и конечно потрясает подводный мир холодного Северного моря. Я в первый раз видел крабов размером с арбуз и здоровенных морских гребешков в ракушках наподобие той, в которой жила Русалочка из мультфильма. Гребешки, кроме всего прочего, еще и очень вкусные. Чтобы они раскрылись, их нужно положить в микроволновку, а мясо потом обжарить. Ни на что не похожий и абсолютно никак не передаваемый вкус! Вообще всю ту неделю, которую мы жили в Норвегии, питались тем, что добудем. После рыбалки в Северном море интерес к этому занятию у меня пропал на всю жизнь! Я понял, что рыбачить где-либо еще – бесполезное и бесперспективное занятие. Во-первых, привычный для нас спиннинг в северных водах не работает, и на него ничего не ловится. Его ненужно закидывать! Ханс выдал мне специальную блесну. У нас таких не продают. Процесс выглядит так: опустил в воду, отмотал катушкой леску до самого дна и уже тянешь– достал с треской или люром на крючке. Во-вторых, поймать такое же количество рыбы ни в каком другом водоеме невозможно. Через пять минут рыбалки у нас было ведро, через двадцать – двадцатилитровое корыто. Потом рыбы накопилось столько, что стало некуда девать. И тех рыбешек, которые меньше 35 см, мы стали бросать в воздух, а пролетающие мимо чайки с удовольствием ими обедали. Но даже такое занятие нам быстро наскучило, и уже через 20 минут рыбалка потеряла для нас всякий смысл. 


А вот заполучить другой трофей – зубатку – было бы интересно. Если бы бывалые норвежские рыбаки не рассказали, что этот сорокакилограммовый монстр с бессчетным количеством зубов способен закусить не только подводным ружьем, но и болтающимся с другой стороны незадачливым охотником. Поплавать с акулами – всегда пожалуйста, но на зубатку, этакого белорусского угря-переростка с жуткой мордой, я предпочитаю смотреть издалека. 
Что касается надводного мира, то большую конкуренцию людям в Норвегии составляют овцы. Они везде! При этом в рационе у норвежцев очень мало мяса. Овцы, лоси, олени – все водится в больших количествах, но мясо в магазинах очень дорогое, поэтому его едят по большим праздникам. 

Второй день дайвинга я решил отметить погружением в сухом гидрокостюме. 
Честно признаюсь. Замерз даже с поддевкой не меньше чем в обычном мокром, только комфортности поменьше. Единственное достоинство сухаря оказалось в том, что ненужно раздеваться догола, как перед облачением в костюм мокрого типа. А под водой сплошное неудобсво. В общем, намерзнувшись всласть я невегда перерался в обычный "мокряк" с "поддёвочками" и закинулсухой костюм как вещь бесполезную. 

Ксения и Ханс проходили курс adwansed и поэтому у нас была обширная программа подводных погружений, включая ночные. В Норвегии не запрещается добывать с аквалангом краба. Есть только ограничения по размерам. На Ночном погружении я в жизни не видел столько крабов-монстров, повыползавших на свет мого фонаря. Я сильно лоханулся, забыв дома раколовку, поэтому крабов рассовывали по карманам жилетов. Естественно что брали тех,которые поменьше, поскольку некоторые реально не помещались в карманы. Еды было предостаточно и от пуза. 

Очень запомнилось заключительное погружение. Местные инструктора, где мы заправляли воздух в баллонах, рассказали про очень интересное место для погружения. Мы проехали через подводный туннель, потом вынырнули на другой стороне фьерда и попали на подножье живописной нависающей скалы. 
Собрали акваланги, погрузились. В руках фонарик, холодрыга жуткая, но я уже разнырялся и притерпелся. Склон уходит вниз практически градусов на 60. 
10 метров. 7 градусов тепла. Включаю фонарик. 15 метров. 20 метров. Нахожу валун, поросший северными анемонами. Фотоаппарат отказался фотографировать- замерз наверное. 25 метов. У Ханса все таки курс advansed. 
Нужно добраться до заветных 30 метров. Холод 7С. Темнота. Путь освещаю фонарем а бездна продолжает почти отвесно уходить в пучину. Чувствую, что глубже дороги уже нет, бо холод охватывает все тело и остывший насквозь неопрен костюма. Пора наверх. Хреново. Наверх тоже не плывётся. Практически вертикальное всплытие. Камень за камушком, хватаясь перчатками за выступы в подводном теле скалы, начинаю подъем. 
Хочется ускорить процесс, но компьютер сигнализирует о скорости всплытия, превышать которую нельзя ни в коем случае. Вот они заветные 20! Оказывается в таком холоде всплывать потяжелее чем погрузиться. Сердце бешено колотится и бьется где то в висках. Ощущения не из приятных. 15! 10 метров. Жить стало легче. Стало значительно светлее, выключаю ксенон, 
в прозрачной воде снизу видна нависающая над нами скала. Делаем неприрывную декомпрессию, двигаясь по горизонтали направо. Несколько минут 
в кристально чистой воде и мы уже карабкаемся по валунам к теплой нагретой машине передеваться. Впечатлений океан. 

Утром дорога домой! 
Календарь
Дайвинг - рейтинг DIVEtop WebDive. Top100 Рейтинг сайтов
Голосовать за этот сайт в рейтинге DIVEtop.ru :